…А еще был сад

Опубликовано 11 июл 2018 в 15:51
128 просмотров
22 голоса

Антонина Гончарова

…А еще был сад
Дедушку своего я никогда не видела, только слышала от своих родителей о нем. У него было семеро детей. Мой отец говорил, что родом дедушка был из Ржавца.
Позже я узнала, что у дедушки был брат, с которым он находился во вражде, даже взял фамилию жены. Дедушка с семьей поселился в деревне Колечье. Жили довольно зажиточно, потому что много работали – все, от мала до велика и от зари до зари.
Но пришла беда: в 1914 году случился пожар, сгорело все подворье. Дружно взялись и построились заново, только теперь уже на другом месте – на хуторе. По-прежнему много трудились, вели хозяйство. Особенно хороши были лошади. По счастью, трагедии раскулачивания удалось избежать, так как все дети отделились и жили своими семьями. На хуторе остались только мои родители и жили там до 1939 года, пока им не предложили переехать в деревню Колечье – уже тогда шло укрупнение хозяйств. Со всех хуторов люди переезжали в деревни.
Мои родители вступили в колхоз имени Карла Маркса. Колечье разрасталось и пополнялось, жизнь колхозная понемногу налаживалась.
А тут – война…
Это были очень трудные годы. Отец ушел на фронт. Мне было 4 года, но я помню, как во время отступления фашистов мы прятались в лесу, - переправились через Ипуть сами и перевезли корову. Этот момент очень хорошо помню…Когда вернулись в деревню, там был полный разор: почти все дома сожжены, а те, которые уцелели, - разграблены.
Наш дом уцелел. Люди потеснились и приняли в свои дома соседей. В тесноте, да не в обиде…
С большим трудом, но жизнь налаживалась. Вся работа легла на плечи женщин и подростков – многие мужчины не вернулись с войны.
Землю обрабатывали на быках. А на своих участках несколько человек впрягались в плуг и тащили. Это я тоже помню. Несколько лошадей в деревне было, но в разгар весенне-полевых работ их было недостаточно.
Начали строить скотные дворы, заводить коров, свиней. После войны колхозы были небольшие, в нашем было всего четыре полеводческих бригады. Соседний – имени Розы Люксембург – был еще меньше нашего. Объединили эти два хозяйства в один колхоз – имени Карла Маркса.
Взрослые работали с утра до вечера, а еще у каждого было свое хозяйство. Вот и приходилось нам, детям, выполнять домашнюю работу. Огород был полностью на детях – пололи грядки, поливали, окучивали...
Мне очень нравилась пора заготовки сена. Луга пестрели не столько цветами, сколько от платьев и косынок. На уборку сена шли, как на праздник, нарядными. Уставали, но пели песни.
Все делали вручную: косили, ворошили, гребли, метали стога.
Подростки тоже не оставались в стороне – как могли, помогали взрослым.
Сеяли лен, и на довольно больших площадях. Льняными полями, особенно во время цветения льна-долгунца, нельзя было не любоваться! Лен тоже убирали вручную, и это была тоже трудоемкая работа. Но глаза боятся, а руки делают: колхозники дергали лен, обмолачивали коробочки, расстилали стебли на лугу «для улёжки». Потом снова вязали в снопы и складывали их в копны. И только после всех этих работ отправляли льнотресту в переработку.
А еще в колхозе им. Карла Маркса был прекрасный яблоневый сад – в деревне Колечье. За ним тщательно ухаживали, весной белили стволы, обрезали сухие ветки, рыхлили землю в приствольных кругах. В саду было отведено место под корнеплоды, здесь же находилась колхозная пасека. Урожаи яблок были хорошие. При обильном урожае часть яблок продавали на спиртзавод в Екимовичи. Иногда и трудодни отоваривались яблоками и медом. Сейчас сад в полном запустении.
Жизнь шла своим чередом. Молодежи в колхозе было много, комсомольцы вели активную общественную работу, была своя комсомольская организация.
А вот клуба в колхозе не было, и в конце 50-х годов решили его построить. Решили и построили, обнесли изгородью из штакетника, посадили деревья. Получилось что-то вроде парка. В деревню начала стекаться молодежь из соседних деревень. Днем работали, а по вечерам шли в клуб на танцы. И никакой усталости! Хорошее было время, о котором я часто вспоминаю…
Но постепенно деревня Колечье стала редеть. Молодые ребята и девушки уезжали учиться или работать в город. Колечье изчезло, осталась Ростынка, которая вплотную примыкала к Колечью. Появился и дорожный знак – «Ростынка». Мы, жители Колечья, отнеслись к этому с пониманием.
А осенью 2017 года и этот знак почему-то был снят. И теперь деревни словно бы и нет. А она есть. И мы в ней живем!