Они были как дети

Опубликовано 17 ноя 2018 в 19:50
27 просмотров
22 голоса

Т.Кравчук

Это случилось несколько лет назад, в конце апреля.

Я отправилась в лес, чтоб набрать сморчков. Шла по краю леса. А увидев полузаросшую травой дорогу, пошла по ней, углубляясь довольно далеко в лес. Кое-где ещё лежал подтаявший снег, и на его пятачках я увидела следы лося. Они то появлялись, то пропадали. На небольшой полянке я обнаружила место лёжки зверя – на нём была кровь…

Тогда я внимательнее осмотрела округу и неподалёку, под сломанной елью, увидела двух лосят. Они лежали рядышком, прижавшись друг к другу, а при моём появлении попытались подняться. Первое, что мне пришло в голову: на этой поляне лосиха отелилась и находится где-то поблизости. Я спряталась за бугор и решила понаблюдать, что будет дальше. Но лосята притопали ко мне. Они кричали, как будто это малые дети плакали. Что же с ними делать? Моё сердце разрывалось от жалости, но я всё-таки надеялась, что лосиха-мать придёт на поляну и всё будет хорошо… Уже смеркалось, и я ушла домой.

На следующий день, после работы, я снова пошла в лес на то место и на всякий случай прихватила с собой котелок с молоком. И что же?! Лосята лежали на том же месте. Увидев меня, они встали на слабые ножки и потянулись ко мне. Никаких признаков присутствия их матери, кроме вчерашних следов, я не нашла. Попыталась напоить лосят молоком, как телят, – ничего не вышло. Промучившись с ними и больше разлив молока, чем напоив их, я опять пошла домой, всё-таки не теряя надежды на лучшее. Видя, что я ухожу, лосята плакали и кричали мне вслед. И я плакала, не зная, как им помочь…

На третий день я снова отправилась в лес, прихватив с собой бутылки с сосками. В бутылках было молоко. Лосята находились на той же полянке и опять поднялись мне навстречу. На этот раз дело с кормлением пошло лучше. Лосята сосали бойко. Это были две девочки. Одна была тёмненькая, побольше и пошустрее, я назвала её Маша. Другая, худенькая и слабая, получила имя Даша. Маша выпила всю бутылку молока, а Даша – половину.

С собакой Баксом мы пробыли на поляне около часа. Когда уходили, лосята громко кричали. Маша пошла было за нами, но вернулась к сестре – та от слабости идти не могла.
По дороге домой, примерно в километре от поляны, мы встретили двух охотничьих собак. И я решила, если завтра лосята будут на поляне, я заберу их домой.
На другой день лосят я не нашла на прежнем месте. Ну, думаю, с ними что-то плохое случилось! Стала звать их, осмотрела всё вокруг и обнаружила лосят метрах в тридцати от старого места. Маша, как обычно, поднялась мне навстречу, а Даша уже не вставала. Покормив лосят, я повела их за собой. Маша шла сама, а Дашу пришлось взять на руки. Но вскоре и Маша стала отставать. Ведь они обе были очень слабенькие.
Мы добирались до дома очень долго – я несла их по очереди: пронесу одну, оставлю и возвращаюсь за другой. Надо было спешить – уже темнело. И я, и лосята выбились из сил.
Собаки в деревне встретили нас громким лаем… Дома я обтёрла малышей полотенцем, потом растопила плиту, укутала лосят и пошла доить корову. Был уже час ночи. Еле живая от усталости, покормила всех животных. Лосята уже бродили по дому, искали меня. Напоила их молоком. Они притихли, улеглись на полу. Когда выключила свет, телевизор и легла, Маша и Даша одна за другой залезли ко мне на диван. Они были такие гладенькие, ничем не пахли. Я их погладила, и мы втроём уснули.

Так и повелось: лосята могли улечься компактно, «квадратиком» – ножки под себя, много места не занимали, в туалет ходили в определённое место, я постелила им тряпку. Они будто знали, что это для них постелено. Ни грязи, ни запаха.
Ели они хорошо. Стали подрастать. Везде ходили за мной. Вечером, когда деревня укладывалась спать, мы гуляли по улице. Маша и Даша любили есть яблоневые листья. Так прошёл месяц, в доме их оставлять уже было нельзя, они стали обгрызать провода, занавески, всё, что схватят. Пришлось перевести их в сарай. Когда приходила с работы, выпускала их во двор. Клала им берёзовые веники, они их с удовольствием объедали. Свои имена знали. Поздно вечером, в темноте, я отпускала их на улицу, но стоило позвать – бежали со всех ног. Ревновали меня к другим животным. Стоило мне подойти к кошке или собаке – Маша и Даша тут как тут, отпихивают «нахалов» лбами.
Любили они «покопаться» в ведре с едой, предназначенной поросятам. А ещё любили играть в прятки: я спрячусь, а они меня искали… Водила их в лес, приучала к самостоятельной жизни. Потом они стали ночевать в лесу, но утром приходили, чтоб получить свою порцию молока. Я переживала за них, в лесу часто появлялись охотники с собаками. К тому же меня часто не было дома, и я не всегда могла защитить лосят. Думаю, кто-то воспользовался моим отсутствием и отравил их… Сначала не стало Даши. Я сидела над ней всю ночь, массируя ей живот, но она раздулась, как шарик, и умерла. Мы с Машей долго плакали. Потом и она перестала дышать…

До сих пор не могу их забыть. Они были как дети – добрые, доверчивые, ласковые…
Так закончилась моя эпопея по спасению лосят.