Поселки

Опубликовано 1 дек 2021 в 10:16
129 просмотров
11 голос

Краеведение

Деревня Посёлки


Посёлки – старая деревня. Время её основания неизвестно. Место, где сейчас растет камыш, называется «Возёриной» (от слова «возеро»), т. к. на этом месте когда – то было зеркало большого озера. Иван Евтихович Пипкин рассказывал, как он с мальчишками, своими сверстниками, бегал по дну спущенного озера, и вода, в оставшихся лужах, доходила до колен.
В начале ХХ века в деревне жило около 90 семей. Коренные жители носили фамилии: Бакетовы, Беляевы, Гурченковы, Евтиховы, Жариковы, Кругликовы, Помозовы, Прудниковы, Матюхины, Шамотины, Пипкины. Семьи, как правило, были многодетные. Осенью, после уборки урожая, игрались свадьбы, и бывали случаи, когда на один день приходилось три свадьбы.

Деревни: Поселки, Пустая Буда, Сморкачи, Заборье, Средняя, Давыдовка,Дубровка, Ровки, Заведение – до Великой Октябрьской социалистической революции входили в состав Краснозаборьевской волости Рославльского уезда, а земля вокруг этих деревень принадлежала пану Людоговскому. Лес от бывшей деревни Шляхты до деревни Сморкачёвка называется Ляговщиной. Пан сдавал часть пахотной земли крестьянам в аренду, а остальные площади обрабатывались по найму за деньги. Работы у пана носили сезонный характер. Сельскохозяйственная продукция в основном шла для обеспечения работы принадлежавшего пану спиртзавода. Отходы производства шли на откорм быков, которых пригоняли для этой цели с южных районов России. Панский дом со всеми дворовыми постройками находился напротив панского двора, там же находился колодец с чистейшей ключевой водой. Колодец не сохранился, но ключ ещё продолжает жить.

Половина пахотной земли от нынешнего озерца (раньше на этом месте у пана было очень красивое озеро, где пан с семьёй развлекался рыбалкой и купался) до дороги, что идет от фермы на Буду, занимал сад, а за садом была березовая роща. Сад был огорожен тесовым забором и охранялся сторожем. В саду была расположена пасека. Жилые дома крестьян с надворными постройками располагались по берегам оврагов, плотно друг к другу. Жители деревни в основном были православной веры. Соблюдали все православные праздники и обряды. Особо торжественно и широко отмечались: Рождество, Крещение, Масленица, Пасха и Духов день. Церковь находилась в д. Заборье, куда на большие православные праздники собирался весь приход. Венчание и крещение проходили только в церкви. Имена новорожденным накладывал священник по Святцам, а не родители. Особенно весело, оживленно и красочно праздновалось Крещение. В этот день на реку Ипуть у д. Заборье съезжался весь приход. После обряда освящения воды воду из реки брали как святую с собой. Соблюдался обычай купания на Крещение.

Основными видами досуга и развлечения молодёжи являлись посиделки и танцы с музыкой под гармошку. Девушки собирались на посиделки с прялками, вязанием или вышивкой. Они за работой пели песни и рассказывали всевозможные истории, услышанные ими от стариков, обменивались деревенскими новостями. На такие посиделки приходили и парни. Пьяных на посиделки не допускали. Как правило, такие вечера проходили в весёлой и миролюбивой обстановке.
Большим почетом пользовались местные юмористы, гармонисты и танцоры. До нас дошли такие имена: Марк Гаврилович Гурченков – прекрасный гармонист (отец Людмилы Гурченко), Егор Кругликов (Чурило) – автор смешных рассказов и анекдотов, Сергей Кругликов. В зимнее время любимым развлечением молодёжи было катание на санях с горки, на качелях и каруселях, на льду. Выбирались самые крутые склоны оврагов, на вершину затаскивались возовые сани без оглобель, на которые усаживалась молодёжь, после чего сани стремительно неслись вниз под визг и хохот молодёжи. Зимой некоторые мужики уходили на заработки, в основном на сахарные заводы или на шахты Донбасса.

Работа в поле занимала весь световой день, т.е. «от темна до темна». Уборка хлебов велась вручную. Жали серпами, вязали снопы, сушили в овинах, молотили на гумнах на глиняных токах. Зерно от мякины очищалось при помощи ветра и ручных деревянных лопат. Веялок было мало.
Одежда и обувь изготовлялись, как правило, кустарным способом. Рабочей обувью являлись лапти, а валенки и сапоги относились к парадно – выходным. Одежду изготовляли женщины. Они пряли нити изо льна, нитки из овечьей шерсти, из которых после сложных подготовительных операций, на ставнях (ткацкие станки), ткали ткани. Большим подспорьем к крестьянскому столу служила рыба. Река Ипуть изобиловала рыбой (щука, линь, карась, лещ, язь, сом, плотва), была поделена на рыболовные зоны, границы которых строго соблюдались. Пойма реки служила сенокосным угодьем и содержалась в образцовом состоянии, что исключало зарастание, а также заболачивание осокой. Пойма реки осушалась рытьём осушительных канав. Некоторые из них сохранились до наших дней.
В Великий пост мясная пища не употреблялась, поэтому в необходимых количествах заготавливались такие продукты, как рыба, сыр, творог, конопляное масло. Конопля являлась одной из важных культур и поэтому выращивалась каждым крестьянским хозяйством.

Омут Ипути «Пенькоточище» называется так, потому что там замачивали пеньку. Из конопли делалась пенька, которая шла на изготовление верёвок, канатов и ткани для мешков. Из семечек конопли добывали очень высокого вкусового качества масло. В больших количествах заготавливались впрок грибы и ягоды. Боровики в основном шли на сушку. Подосиновики и подберёзовики жарили. Рыжики, белые грузди, волнушки, маслята солили. Из ягод в основном заготавливались брусника и клюква, которые замачивались в бочках емкостью до 20 ведер. Сок этих ягод использовался вместо кваса. Остальные ягоды использовались в свежем виде. Несмотря на большое количество диких животных, птицы, охота не пользовалась успехом. Пчеловодство было в почёте, и многие жители имели пасеки.

В деревне работала начальная школа. Детей определяли в школу по просьбе родителей. Учились только те, кто хотел учиться и кому разрешали родители. В воспитательном процессе применялись физические наказания, из которых самым распространённым было стояние на коленях с использованием гречихи или гороха. Рабочими наказаниями (для привлечения внимания ученика) были удары указкой или линейкой по лбу, или верчение уха, что было в порядке вещей и не считалось обидным.
До Октябрьской революции здравоохранение на территории деревни было « домашнее», лечили бабки и знахарки заклинаниями, массажами, травяными настоями. Способность лечить людей передавалась по наследству. К врачам обращались в самых экстренных ситуациях, когда домашнее лечение не помогало.

Всё сказанное относится к периоду до Великой Октябрьской социалистической революции.
Первая мировая война 1914 года унесла жизни многих мужчин призывного возраста.
Пан Людоговский был болен. Имение он разделил между двумя сыновьями. Старший сын пана, Александр, был офицером, воевал. По политическим убеждениям – монархист. Младший сын, Василий, не был пригоден к службе и жил с отцом, но делами имения не занимался и свою долю пропивал. Говорили, что когда старший брат приезжал в отпуск , между братьями возникали споры, как дальше управлять имением.

Где – то в 1915 году умирает пан Людоговский , а за год до Октябрьской революции 1917 года его старший сын Александр появился в имении на короткий срок и уехал. Прошли слухи, что он воевал на стороне белогвардейцев и был расстрелян в годы Гражданской войны в районе Хотимска.
В период Гражданской войны царило безвластие. Власть принадлежала тому, кто приходил с оружием в руках.

После победы большевиков в деревню пришла Советская власть, в лице первого председателя сельского совета Василия Максимовича Пипкина.
Он родился в деревне Посёлки. В Посёлках, как и в других деревнях, был организован Комитет бедноты, в который вошли беднейшие крестьяне. Был произведён раздел земли, и началась мирная трудовая жизнь. Но политические страсти продолжали гореть, их пламя выражалось в попытках устранить Советскую власть посредством террора и с помощью террора. Новая власть отстаивала своё право на существование. Было несколько попыток убить председателя сельского Совета, но все они были безуспешными. К этим политическим противоборствам можно отнести поджог с последующим разграблением поместья пана Людоговского. Огню был предан дом со всеми дворовыми постройками, разграблен и разрушен спиртзавод. Богатейший сад площадью 10 га был уничтожен, спущено озеро. Сейчас о красивейшем уголке нашей деревни ничего не напоминает.
Период новой экономической политики (НЭП) был периодом созидания и экономического подъёма. Земля крестьянам была отдана бесплатно, и земля хорошо ухоженная, на бывших панских угодьях. Трудолюбивые крестьянские семьи стали быстро богатеть и разрастались.
С началом коллективизации совпадает и период раскулачивания. Кулаков в нашей деревне не было.Как правило, зажиточные, но малочисленные (малодетные) дворы нанимали сезонных работников с ежедневной оплатой в конце рабочего дня, а также хозяин кормил работников бесплатным обедом. Это было традицией.

Первый колхоз в деревне был организован в 1936 году. Колхоз именовался «Рабочий путь», председателем был избранИван Макарович Беляев. В первый год в колхоз входило около 20 дворов. Колхозникам были выделены лучшие земли и даны льготы по налогам. Этот период жизни нашей деревни был самым весёлым. Игралось до шести свадеб в день.
В первые годы существования колхоза колхозники отличались большим энтузиазмом. К работе они относились добросовестно, а к колхозному добру как к личному.
Тиф, голод и дизентерия в 1933 году унесли много жизней старых и малых. Больницы были переполнены, Посёлковская школа была превращена в изолятор, куда помещали больных тифом и дизентерией. Из-за недостатка врачей, лекарств и должного внимания почти никто не вернулся из изолятора живым. Деревня обезлюдила наполовину.
Период сталинских репрессий 1936-1937 годов только слегка коснулся нашей деревни. Были случаи арестов в эти годы по разным причинам, но после разбирательств люди опять возвращались к своим семьям.

Война с Финляндией в 1939 году принесла горе не одной семье. Стефан Евтихович с Пипкин с этой войны вернулся инвалидом (лишился ноги).
Не успела деревня пережить упомянутые выше горести и страдания, как грозовой тучей заволокло небосклон мирной жизни. Очередное горькое испытание – Великая Отечественная война.
К началу войны, в результате упорного труда людей, колхоз «Рабочий путь» в экономическом отношении прочно стал на ноги. На трудодни члены колхоза получали достаточно хлеба, и семьям не угрожал голод. Молодёжь не стремилась уезжать из деревни, а потому значительно выросло трудоспособное население деревни. Председателем колхоза в это время работал Кирей Игнатьевич Жариков. После ухода его на фронт дела и обязанности председателя колхоза принял Стефан Евтихович Пипкин. По инвалидности он не подлежал призыву, а природный ум и хозяйская смекалка стали основными аргументами избрания его на эту должность.
По призыву, проведенному в кратчайший срок, на фронт ушло 80 мужчин призывного возраста. В деревне остались инвалиды, старики, женщины и дети.

Оставшиеся в живых солдаты рассказывали, что из- за быстрого продвижения немцев призывников не успели как следует вооружить и даже всех переодеть. Были выданы только красноармейские книжки и по одной винтовке на пять человек. На подступах к Смоленску их бросили в бой против хорошо вооружённых немцев. В первом же бою часть наших земляков погибла, часть оказалась в плену и, пройдя ад гитлеровских лагерей, они выжили, вернулись на Родину. Это были Михаил Николаевич Кругликов, Иван Кузьмич Жариков. Приходу немцев предшествовал налет авиации, удар которой пришелся по нашим отступающим частям и мирным жителям. Погибла молодая девушка, дочь Власа Захаровича Гурченкова. Немцы в нашей деревне задержались на короткое время. Назначили председателя колхоза старостой. Приказали распустить колхоз, разделить колхозное имущество, скот и землю, убрать урожай, засеять все земельные наделы . За невыполнение любого из приказов наказание – расстрел. Вот и весь новый порядок, по которому должна была жить деревня. Каждому взрослому был выдан паспорт, за утрату которого тоже расстреливали. Женщинам немцы разрешали первое время из лагеря для военнопленных забирать своих мужей домой. Процедура была простой, достаточно женщине указать на любого пленного, что это её муж или брат, и если военнопленный это подтверждал, то пленного отпускали с этой женщиной. Многие женщины нашей деревни воспользовались этой возможностью и привели к себе в семью чужих мужчин. Наши женщины совершили благородное дело, так как спасли жизни солдат и избавили от голода собственных детей.
В период оккупации единоличная жизнь была очень трудной. Лошадей было мало (на три семьи приходилось одна лошадь), посев, уборка, косьба, обмолот проводились вручную. Чтобы семья не голодала, нужно было много работать, нужны были крепкие мужские руки.
В деревне на правах родственников осело около взвода окруженцев, которые весной
1942 года ушли в партизаны.

Были в нашей деревне и полицаи, как добровольцы, так и по принуждению. Но вели все они себя пассивно и местное население не обижали. Видимо, разгром немцев под Москвой и активность партизан положительно повлиял на их сознание. В деревне за время оккупации было расстреляно три человека: один мужчина и две женщины. Мужчина и женщина - за самогон, а ещё одна женщина за связь с партизанами. Один мужчина был расстрелян за предательство.
В деревне Заборье за связь с партизанами была расстреляна учительница Посёлковской школы Александра Ивановна Сакович. Её муж, тоже учитель, умер ещё до войны, в январе 1941 года, от тяжёлой болезни. У них осталось двое детей, которых забрала к себе бабушка. Старший, Юрий, окончил МГУ, стал поэтом, членом Союза Ленинградских писателей. Младший, Евгений, окончил железнодорожный институт. Оба брата умерли молодыми от сердечного приступа.
Рассказывал Анатолий Киреевич Жариков: «В июне 1943 года нашей семье и семье Василькова Леона грозил расстрел. И только благодаря помощи бургомистра и старосты эти семьи остались в живых. Партизаны, минными постановками, блокировали дороги. Для защиты от подрыва на минах немцы заставили мирное население бороновать дороги. Наряд на эту работу по очереди получали две семьи. И на нашей очереди на обслуживаемом участке подорвалась повозка с тремя полицаями. Старший брат, Николай, жалея лошадь, которая в случае наезда на мину погибла бы, шел впереди, внимательно осматривая дорогу, и когда обнаружил мину, они с дядей развели бороны, осторожно объехали опасность и решили промолчать, рассчитывая на русский «авось». Только они вернулись, как мина сработала. Все мы сразу же ушли в лес. На беду мать потеряла паспорт. Но бургомистру удалось доказать комиссии, что вины нашей нет, так как бороны не были оборудованы бревном с крючьями (что-то вроде культиватора), и поэтому мина могла пройти между боронами, не задев их. Бургомистр был связан с партизанами и, служа у немцев, работал на победу СССР. Кроме того, он хорошо знал мать, так как являлся сыном хозяина ,у которого мать когда-то батрачила».
Летом 1943 года разведчики Красной Армии предупредили, что немцы будут поспешно отступать и угонят с собой жителей. На следующий день деревня опустела – все ушли в лес (Мухинский) и прожили там около месяца.

После изгнания фашистов была восстановлена Советская власть, были организованы колхозы, в том числе и в деревне Поселки. Стали ждать Победы и возвращения глав семей, но вернулись живыми очень немногие.
Те из мужчин, которые в 1941 году оставили фронт и жили на оккупированной немцами территории, были отправлены на фронт и почти все полегли при форсировании реки Проня в Могилевской области.
Из 80 человек, ушедших на фронт, вернулись живыми только 15 человек.
В 1947 – 1948 годах деревня пережила голод, который по своей трудности не уступал голоду 1933 года.
Деревня Поселки расположена в бассейне реки Ипуть. На востоке она граничила с Половитнянской бригадой колхоза «Заветы Ленина», на севере и западе - с колхозом «Рассвет» Шумячского района, а на юго-востоке - с Белоруссией. Территорию деревни Поселки пересекает шоссейная дорога. От деревни Поселки до районного центра села Ершичи – 16 км.
В 1971 году на базе колхозов «Россия» и «Восход» был организован совхоз «Краснозаборьевский», директором которого был назначен председатель колхоза «Восход» Федор Киреевич Пахоменков. Центральной усадьбой совхоза осталась деревня Поселки.

За период с 1970 года по 1992 год в деревне Поселки было построено 38 жилых домов. Была построена ремонтная мастерская. Был построен АВМ - агрегат витаминной муки, КЗС – зерносушильный комплекс, ЗАВ – зерноочистительный комплекс. В 1979 году был построен животноводческий комплекс на 400 голов КРС.

В 1979 году в деревне Поселки было более 800 голов КРС, более 100 голов свиней, работало 6шесть доярок,три телятницы, три скотника, две свинарки. В деревне жило 15 механизаторов, пятьшоферов, три комбайнёра.
За деревней Поселки (как бригада № 1) было закреплено более 1000 га земли. Имелось 200 га многолетних трав, сеялось более 50 га картофеля, 15 га корнеплодов, 50 га льна, 150 га ржи, 200 га овса, 100 га ячменя, 150 га люпина, 200 га силосных культур. Урожайность зерновых достигала
25 ц/га.

В 1991 году население деревни составляло 220 человек, было 70 хозяйств.
В 2002 году было 68 хозяйств и 185 человек жителей. С каждым годом уменьшается число жителей деревни.

Автор этого материала, к сожалению, неизвестен. Рукопись хранилась в районной библиотеке. Компьютерный набор осуществили Е.Гончарова и С.Баранцева. Текст подготовила к печати Т.Матушова