Земной путь краток, память вечна

Опубликовано 20 ноя 2020 в 12:03
22 просмотра
11 голос



Памяти Шамонина А.М.

Как же мы прожили год без тебя?
Дочка любимая, внученька, дом? –
Любят и помнят, конечно, скорбят
О человеке родном.

Как без тебя твоя школа жила?
Дети, коллеги и классы? –
Невыносимой утрата была,
Разве могло быть иначе?

Как жило в этот год «Вдохновенье»?-
Вдохновлялось твоими стихами,
Как чудесное благословенье
«Свет безудержный» реет над нами.

Ах, Александр, как не хватает
Твоих знаний и нужных советов!
Кто так внимательно перелистает
Нашу районку-газету?

Даст комментарий, верный и точный.
Шуткою сгладит изьяны
И о судьбе запятых или точек
Побеспокоится рьяно?

Храм, тобой чтимый, светлый и ясный,
Нам помолиться велит,
Облик твой тихий, образ прекрасный
В каждой лампадке горит.

А под окном твоим клёны и липы
За год чуть-чуть подросли.
Жаль, что их листья в осень осыпались –
Их подмели и сожгли…

Вновь зацветут фиалки, сирени,
Встанет луна над рекой.
Снова напишутся стихотворения,
Жаль, не твоею рукой.

Помнятся статность твоя и улыбка,
Мыслей высоких полёт…
Несправедливость, боль и ошибка –
Твой скоротечный уход.

Вот уж 12 отблесков времени,
Как среди нас тебя нет,
Ты не узнаешь яда от семени
Горестей наших и бед.

Год без тебя. Только вечно с тобой
Каждый из нас до конца.
Чёткой и яркой твоею строкой
Впишется память в сердца.
В.А.Бокатая


***
Ты ушёл, и с нами ты остался –
Так прост, и искренен, и добр.
В стихах и в жизни ты собою оставался,
Наш друг, прекрасный семьянин и педагог!
***
Мы невидимой ниточкой связаны все.
Эта ниточка Божья в тебе и во мне.
Тот, кто есть, и кто был,
И кто будет ещё –
В этой ниточке все,
В этой ниточке всё.
И эта вот невидимая нить
Нам не даёт друг друга позабыть.
Юрий Степченков


*** О людях хороших
Не стоит село без праведника

Ох и трудная у меня задача: написать об Александре Михайловиче Шамонине к годовщине его ухода из жизни. Но я попытаюсь…

Точно знаю дату нашего знакомства: 16 мая 1991 года. Это был первый день моей работы в Высокоборской основной школе. Директором школы был Александр Михайлович. Он встретил меня приветливо, рассказал о школе, об учениках и их семьях, о деревне. Я сразу отметила грамотную и образную речь директора школы, его доброе отношение к миру, к коллегам и ученикам. Позже мне стало понятно, почему его так любят дети и взрослые. Под обаяние Михалыча (мы его так называли) попала и я. Говорят, между мужчиной и женщиной не может быть дружбы. Полная чушь! Михалыч был настоящим другом, и не только для меня – для многих людей. Обо всех переживал, реально помогал тем, кто нуждался в помощи. Удивительно: мы виделись с ним почти каждый день! О чём только ни говорили! В основном, конечно, о литературе, поэзии, школьных делах. Мне сейчас очень не хватает этих бесед, просто катастрофически. Место Михалыча в моей жизни не займёт никто и никогда.

Жалею, что не сказала ему, как ценю общение с ним, как он дорог мне. Не успела…Хорошо помню нашу последнюю встречу. Я была уверена, что этот сильный и мужественный человек справится с тяжёлой болезнью. Он всё понимал про себя, но не жаловался, держался прекрасно, ещё и других поддерживал, внушал оптимизм. Читал книги, пока позволяло зрение. В Смоленской областной больнице мы вслух читали Михаила Веллера. Хохотали!

Это было в августе прошлого года. Мне и в голову не приходило, что жить Михалычу оставалось неполных три месяца. Он надеялся на благополучный исход, готовился к операции. Увы – судьба не дала ему шанса. Но для меня он был и остаётся образцом самообладания, терпения, смирения. Спасибо за эти жизненные уроки, Михалыч.

Его ученикам, в том числе и высокоборским, я говорила: «Цените каждый день, когда вы общаетесь с Александром Михайловичем, каждый урок. Когда-нибудь вы будете гордиться своим Учителем!» Так и вышло…

Нет, наши отношения с Михалычем не были безоблачными и безмятежными. Мы часто спорили, потому что любили разных поэтов и писателей. Каждый из нас приводил свои аргументы, примеры. У каждого из нас был свой взгляд на историю, роль личности в ней, на судьбу России. На эти темы мы тоже спорили. Но это было очень интересно! Русский язык тоже часто становился предметом обсуждения. В спорах рождалась истина. Правда, пару раз последним аргументом для меня становились…слёзы. Особенно когда речь заходила об Анне Ахматовой, Владимире Маяковском, творчество которых Михалыч ценил не слишком высоко. Он любил поэзию Блока (я тоже – здесь наши вкусы совпадали), Пастернака, Бродского…Знал множество стихов разных авторов наизусть.

Мы много раз ездили на различные мероприятия - в Смоленск, Рославль, Шумячи. Я видела, как его любят, ценят. Авторитет Шамонина в поэзии был непререкаем. Его мнение, суждение всегда были истиной в последней инстанции, с ним советовались и консультировались другие авторы, и не только начинающие, но и маститые.

Александр Шамонин дружил с известными смоленскими поэтами: Раисой Ипатовой, Алексеем Мишиным, Татьяной Баклановой, Иосифом Хатилиным и многими другими. При этом оставался (будучи членом Союза Российских писателей) скромным, сомневающимся, что свойственно настоящему таланту.
Приглашаю к разговору всех, кому есть что рассказать об Александре Михайловиче. Поделитесь своими воспоминаниями с читателями нашей газеты.


Татьяна Матушова

Мой Учитель

Хочу и я внести свою лепту в рассказ об Александре Михайловиче Шамонине. Это мой учитель русского языка и литературы. Первое, что вспоминается, когда думаешь о нём, - потрясающая эрудиция, начитанность. О чём бы ни зашла речь на уроке, Александр Михайлович был хорошо осведомлён о теме разговора, всегда высказывал свою точку зрения. Иногда его суждения казались нам, старшеклассникам-всезнайкам, слишком парадоксальными, неожиданными, смелыми. Но время показало, что наш удивительный учитель был прав.

Слушать его было очень интересно. О жизни и творчестве писателей и поэтов Александр Михайлович, кажется, знал всё. Рассказывал нам какие-то факты, о которых не прочитаешь в учебнике.

Мы, конечно, понимали, что наш учитель – неординарная, яркая личность. При всей его кажущейся мягкости и лояльности он мог быть жёстким и принципиальным, когда дело касалось творческих работ. Иногда казалось, что Александр Михайлович слишком строго оценивает наши сочинения, изложения, миниатюры. Теперь-то я понимаю, что и в этом наш учитель был прав: его миссией было – стоять «на защите» русского языка. Речь Александра Михайловича была грамотной, красивой, образной. В этом он тоже был для нас примером.

Наверное, настоящий филолог должен быть таким, как наш учитель. При этом его познания в различных областях знаний были глубоки и обширны. Филология филологией, но и с историей, физикой, химией, биологией, географией он был «на ты»…

Время всё расставляет по своим местам, и это не просто красивая фраза. Нам повезло с учителями: каждый из них оставил свой след в наших душах.

Спасибо им за всё, и пусть простят нас за мелкие шалости. По большому счёту, мы были благодарными учениками.
Спасибо Александру Михайловичу…

Ольга Матушова, г.Смоленск