Троицкий Болдин монастырь

Опубликовано 16 ноя 2018 в 19:12
33 просмотра
33 голоса

Матушова Т.И.

Всегда с нетерпением и волнением ожидаешь момента, когда среди лесов и рощ вдруг открывается вид на белоснежный монастырь. На золотые купола его храмов.
Входим в собор Троицы Живоначальной – и первая мысль: нам не повезло – внутри выстроены леса, стоят ведра с краской… Ремонт! Значит, службы не будет?

Позже выяснилось, что это не ремонт; идет сложный и кропотливый процесс росписи стен. До этого стены были просто побелены, но через год ожидается визит Патриарха Кирилла в Герасимо-Болдинский монастырь. И началась подготовка к этому важному событию. Год – это не так много для такой трудоемкой и ответственной работы, как роспись стен. Занимаются росписью московские художники – иконописцы. К слову, Патриарх с особым вниманием относится к монастырю и постоянно интересуется его жизнью: с настоятелем монастыря архимандритом Антонием (Мезенцовым) их связывает многолетняя дружба.

Служба в соборе все-таки состоялась в одном из его приделов, и мы на нее попали; приложились к мощам преподобного Герасима Болдинского, основавшего монастырь в 1530 году. Троицкий Герасимо-Болдинский монастырь не раз переживал периоды расцвета и упадка, разрухи и возрождения. Помните, с чего начиналась его многовековая история? Св. Герасим Болдинский, ища уединения для горячих молитв, ушел в лес («В пустыню», как тогда говорили), поселился сначала под раскидистым дубом, терпел холод, голод и лишения… Однажды ясно услышал колокольный звон – и понял: быть здесь монастырю! Построил келью. Сюда стали стекаться люди, строить кельи и другие помещения. В память о том- первом – дубе в самом центре монастырского комплекса посажен дуб… А на месте кельи преподобного Герасима построена часовенка.

Когда в прежние годы мы приезжали в монастырь, нам не удавалось попасть в церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы: или на ее дверях висел замок, или там шло венчание.. Нынче, наконец, мы ступили под ее своды. И ахнули: изнутри Введенская церковь выглядит, как сказочный терем. Мы много где бывали, но такой красоты нигде видеть не доводилось! Церковь уникальная и по своей архитектуре: она расположена высоко над землей, надо подниматься по крутой лестнице. А под церковью находится монастырская трапезная, стены которой тоже расписаны фресками.

Нам повезло, если здесь уместно это слово: в этот день в монастырь приехала большая группа паломников( человек пятьдесят) из Витебска, экскурсию для них провел отец Серафим, а мы присоединились и тоже послушали. Это отец Серафим сказал о том, что в следующем году в обитель приедет Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл, который, к слову, в июне 2010 года освятил Троицкий собор, возрожденный из руин. Фашисты, отступая, взорвали его и уничтожили другие здания обители, не оставив камня на камне… Долго и трудно шло восстановление, но результат того стоил: монастырский комплекс с его белоснежными храмами, колокольней, парком, садом прекрасен, и каждый человек ощущает здесь восторг и духовный подъем.

Однажды обитель уже возрождалась после разрухи, рассказывал отец Серафим: это было в 1919-1927 годах. Руководил восстановительными работами архитектор, энтузиаст, ученый П.Д.Барановский. Он жил в Москве, но при каждой возможности приезжал в Болдино, оставался здесь надолго – очень любил эти места. Надо ли говорить, как рисковал этот человек в те годы гонений на церковь, занимаясь таким делом, как возрождение обители! После смерти Барановского работу продолжил его ученик А.М. Пономарев.

Роспись Введенской церкви и трапезной выполнили белорусские художники-иконописцы в 90-е годы. Процесс росписи продолжался в течение двух лет практически без перерыва, и она уникальна. Все сюжетные картины посвящены жизни Пресвятой Богородицы – от Ее Рождества до кончины…(Успения)

В стенах Введенской церкви кое-где мы заметили аккуратные круглые отверстия. Отец Серафим объяснил: это для улучшения акустики, чтобы в любом уголке церкви (а она обширна) все прихожане могли слышать каждое слово священника.
Мы узнали также о том, что средний возраст монашествующих в обители – 35-40 лет, что всего их 15. Самому «возрастному» пошел 63-й год.

-Монашество – это духовный подвиг,- говорил отец Серафим.- Это тяжелый труд, в том числе и физический, – без выходных и отпусков. Решение уйти в монастырь не принимается сгоряча, спонтанно; такое решение должно быть выстраданным, тщательно обдуманным; что касается Герасимо-Болдинского монастыря, то, по словам отца Серафима, послушник не меньше трех лет должен прожить в обители, добросовестно выполнить все послушания, и только после этого он может принять постриг. Если у него есть дети, то постриг не будет совершен, пока дети не достигнут 18 лет. Для меня это незнакомая тема, другой мир, в который иногда приоткрывается дверь, как в тот день.

…И вот наступает кульминация нашей паломнической поездки, о которой я теперь вспоминаю с особым чувством. Отец Серафим вдруг произносит фразу: - А сейчас у вас будет возможность приложиться к святыням, я бы сказал, Вселенского масштаба, которые есть далеко не в каждом монастыре, не в каждой стране: к частице одежд Спасителя и к частице креста, на котором Он был распят…

И в полной тишине витебские паломники и мы, один за другим, приложились к святыням, которые хранятся в Введенской церкви, тот трепет, который испытывал каждый из нас, невозможно описать словами, наверное, подобное событие никогда не повторится, такое бывает раз в жизни.

… Как обычно, мы посетили некрополь монастыря, поклонились могилам героев Отечественной войны 1812 года, участников Смоленского ополчения Вистицких, которые здесь похоронены. Погуляли по монастырской территории. Звонарь звонил в тяжелый колокол, и басовитый звук разливался по окрестностям, внушал умиротворение…Отец Серафим рассказывал, что на колокольне установлены колокола в 7,8 и 9 тонн, а самый большой колокол весил 13 тонн ( с «языком» в полтонны) – он был разбит во время взрыва колокольни фашистами.
…В таких местах, как Герасимо-Болдинский монастырь, особенно остро чувствуешь связь с прошлым; зримой становится история Смоленщины.

Комментарии