По зову Памяти

Опубликовано 21 июн 2016 в 14:22
931 просмотр
11 голос

Юрий Познышев, член Союза краеведов России

Год 2016 – особый: 71-й со дня Победы советского народа и 75-й (юбилейный) с трагической даты начала той проклятой и святой войны, что вошла в историю как Великая Отечественная. В советское время память о событиях той поры бережно хранилась: издавались огромными тиражами книги, снимались высококачественные фильмы (в том числе для детей!), устанавливались обелиски, за которыми непременно ухаживали пионеры, а на уроках мужества о былых боях-пожарищах рассказывали живые еще ветераны, увешанные боевыми наградами Родины, которые так хотелось потрогать …

Смутная волна 90-х казалось бы должна была (по замыслу наших западных кураторов) стереть эту память в пыль… Однако, не вышло! А в последнее время наша светлая память вообще переживает своего рода второе рождение. Свидетельство тому – всевозможные Вахты памяти, массовые шествия Бессмертного полка, другие патриотические мероприятия (да и сама Россия, словно проснувшись от долгой спячки, вновь возрождается как действительно Великая и независимая держава).

В прошлый раз, к 70-летию Великой Победы мы с М.И. Кабановым (закадычные друзья-товарищи еще со школьной скамьи) загорелись идеей и успешно провели одно из таковых – автопробег, посвященный памяти партизан. Наша неформальная группа (читай: отряд) единомышленников-патриотов на внедорожниках отечественного производства (в их числе старенький добрый ГАЗ-66), украшенных патриотической символикой, большей частью труднопроходимыми лесными дорогами (по сути тропами) посетила многие памятники и братские захоронения, расположенные на территории Ершичского района Смоленской области (заброшенные привели в порядок).

Михаил, как командир взял на себя заботы по материально-техническому обеспечению и «сколачиванию» отряда, мне же как начальнику штаба выпало разрабатывать план «операции», а также отвечать за информационно-пропагандистскую работу. В итоге, несмотря на все тяготы пути всем (особенно детям!) до того понравилось, что масштабы Акции решено было расширить. Напомню, Ворга – родина прославленной партизанской бригады им. Сергея Лазо, совершавшей свои рейды в т. ч. по территориям соседних Брянщины и Белоруссии, поэтому наш автопробег и стартует (теперь уже традиционно) именно отсюда.

И, если в тот раз нас собралось около 40 человек, то нынче чуть ли не вдвое больше! В основном это старые друзья, приятели, знакомые, в т. ч. со своими детьми – это ли не лучшее средство патриотического воспитания?! Многие, кстати, приехали специально для этого из больших городов: Рославля, Смоленска, Санкт-Петербурга, Ростова, Москвы… И всех их, людей разных по возрасту и социальному статусу, объединил внутренний, по настоящему Единый горячий порыв – отдать дань памяти тем, кто положил свои жизни за будущее родного Отечества, за наше Настоящее!
Солнечное раннее утро 8 мая. Ворга. С благословения, так сказать, Иванова А.М., уроженца Ворги, чуть ли не два десятка лет возглавляющего соседний Рославльский район, наша колонна под развевающимися Красными знаменами начинает свой (так и просится на язык «боевой», хотя эта характеристика была бы вполне уместна, ввиду беспрецедентной тяжести перехода) путь. То, что он будет нелегким участники прошлогоднего рейда предчувствуют, и это подливает адреналина в кровь, еще более раззадоривая ...

Поселок стеклоделов Ворга был оккупирован фашистами 8 августа 1941 года. Только вот пресловутый «Новый порядок» далеко не всем жителям пришелся по душе, отчего вскоре в окрестных (тогда еще густых) Мухинских лесах зарождаются первые партизанские отряды. Местное население оказывает им всяческую помощь – одеждой, продуктами, медикаментами, разведданными... Враг свирепствует, находя подспорье в предателях-полицаях …
Вот перед нами братская могила воргинских подпольщиков - трех девушек-комсомолок: Елены Бараневской, Тони Стреловой, Раи Никифоровой и их руководителя, коммуниста Владимира Силаева. 11 ноября 1941г все они были зверски замучены фашистами, так никого и не выдав... В качестве устрашения трупы было приказано не трогать в течение трёх дней, но воржане ночью все-таки презирая страх похоронили их по русским обычаям; обмывая тело Тони, мать насчитала 21 резаную рану …

А вот, за заводом, более крупное захоронение, причем абсолютно невинных людей. В декабре того же 41-го здесь были расстреляны члены еврейских семей и коммунистов, комсомольцы – в большинстве своем женщины и малолетние дети. По воспоминаниям очевидцев, перед этим полицаи (а расправу учинили именно они!) всех заставили… раздеться, цинично рассудив: «Чего ж добру пропадать»! Да, расстрел проводили не немцы, а свои - русские полицаи, продавшиеся врагу и хорошо знавшие в поселке всех, тем более партийных... Обе могилы ухожены, за ними заботливо присматривают местные школьники.

Устроив небольшой митинг в центре (теперь уже) села у памятника павшим землякам (в годы войны погиб каждый четвертый житель Ворги!), провожу «политработу», знакомя свой отряд с историей нашего края военных лет. А поскольку кроме краеведения увлекаюсь еще и стихотворчеством, входя в международный поэтический клуб «Вдохновение», для большего эмоционального воздействия использую стихотворение «Свеча», что написал в честь знаменитой односельчанки, бывшей партизанской разведчицы Мухиной М.М. (слава Богу, она в свои 93 еще в добром здравии и светлой памяти!). Особое впечатление это производит на детишек, вместе с родными участвующих в Акции. Почтив память патриотов минутой молчания и возложив цветы, двигаемся дальше – на северо-запад ...
Вот и так называемое Орлово Гнездо – урочище, где и была образована 5-я Ворговская партизанская бригада. Попасть сюда по прямой не получается (прежде удобная и крепкая лесная дорога напрочь разбита тяжелыми лесовозами), поэтому направляемся в обход по так называемому «БАМу» - строившейся в конце 80-х, но так и не завершенной по причине развала СССР, грунтовке, делая значительный крюк. Здесь тоже не масло – ухабины приличные, но на русских «джипах» ехать вполне можно.

Вот и знакомый с пионерского детства обелиск под Красной Звездой. Да, именно здесь, в когда-то дремучем лесу близ Ворги летом 1942г обосновался особый отряд специального назначения, выделенный из партизанского полка им. С. Лазо действовавшего в районе Ельни для организации борьбы на юге Смоленщины с целью блокировать вражеские перевозки из Рославля по железным дорогам и шоссе в юго-западном (на Кричев) и ю/в (на Брянск) направлениях. Спустя две недели тяжелого перехода отряд Шараева Н.С. (тогда ему было 26 лет; уроженец Ершичского района), в котором из 360 человек после прорыва осталась едва половина, прибыл к месту назначения. Но уже в октябре, собрав как магнит воедино силы окрестных малочисленных групп сопротивления, он вырос в целую партизанскую бригаду (приказ ЦШПД № 0056 от 25.10.1942) ...

На очередном импровизированном митинге без помпезных речей раскрываю в общих чертах трудную историю создания бригады, в числе руководства которой и другой наш земляк - начштаба Коротченко Т.М., напоминаю о самых значимых операциях – Понятовской и Пригорьевской, вошедших в анналы военной истории... Да, 5-я Ворговская бригада в годы войны стала реальной грозой для врага - летели под откос поезда, взрывались мосты, склады... не одна тысяча гитлеровских вояк нашла себе могилу на нашей Ершичской земле!

Обелиск выкрашенный год назад в хорошем состоянии. Еще бы – делали и устанавливали его рабочие Воргинского стеклозавода еще в 70-е «застойные» годы (на Совесть!), так что даже вандалы конца 90-х не смогли его сокрушить, в бессильной злобе… расстреляв из ружей (пробоины от пуль краской, увы, не скроешь) ... И вновь – традиционная минута молчания, цветы к подножию монумента, и после небольшого привала (дорога все-таки тряская, особенно в «66-м», «оккупированном» детьми) - продолжение маршрута.

Теперь мы круто разворачиваемся и движемся уже на юго-восток прям-таки как партизаны, уходящие от облавы. Что поделать – после ряда успешных диверсий, на лазовцев началась настоящая «охота», что подтверждают донесения в ЗШПД. Вот, например, из радиограммы от 20.07.1942: «Карательный отряд 1900чел: Ершичский клуб, Ворга школа, Энергия. Мы скованы. Нуждаемся в боеприпасах и взрывчатке. Движение на Варшавское шоссе». А вот от 26 июля: «Срочно Сталину. Отряд 300чел из-за отсутствия боеприпасов терпит бедствие. Неоднократные просьбы Западным фронтом не удовлетворяются. Просим содействия. Связь прекращается» ... Так что, в конце августа Мухинский лес пришлось покинуть и перебазироваться южнее - в более обширный Клетнянский, и мы движемся, так сказать, по следам партизан ...

Когда-то близ Ворги располагалось тихая лесная деревушка Тушково. Жители ее в годы войны активно сотрудничали с партизанами, отчего и каратели были частыми «гостями». В августе 43-го, в ходе очередной погони за партизанами над деревней появились два «мессера» и «прошлись» по ней пулеметами, одновременно били орудия от д. Рудня - два дома разбило вдребезги, еще около 40 (из 58!) сожгли самолеты... Но «огненная» деревня после войны возродилась. Пропала она уже в наше время, как и многие тысячи других, колхозы которых почему-то перестали быть нужными стране, а соответственно и дороги к ним. Вот и эта «убита» тяжелыми лесовозами так, что даже наша мощная техника движется по ухабам не более 15км/час, моторы надрывно ревут, а из окон открывается «прекрасный» пейзаж – справа и слева сплошные обширные вырубки (словно Мамай прошел) …

Вот и то самое место, где располагалась д. Тушково (о ней напоминают теперь лишь одичавшие яблоньки, да остатки фундаментов). Относительно тихая жизнь продолжалась здесь до начала 1942г. Бывало, что на одном краю деревни продукты собирали немцы, а на другом жители делилась последним с партизанами. Но пока обходилось без стычек - вовремя предупреждали проныры-мальчишки. А по весне, пойманных в лесу семерых красноармейцев-окруженцев немцы выстроили у клуба, согнали жителей и спросили, есть ли среди них их родственники? Никто не признал. Жителей распустили, а у клуба грянул залп… Позже трупы похоронили в одной братской могиле ...

С трудом удается разыскать ее на заброшенном кладбище (видно, что лишь несколько могил еще изредка навещают). Ухаживать за ней некому – соседнюю Егоровскую школу недавно закрыли, от Ворги тоже добраться сюда довольно сложно... Оценив масштаб работ по восстановлению захоронения, решаем основательно облагородить его к памятной дате 22 июня и движемся далее, тем более, что время уже «поджимает», ведь нас ждут, а путь впереди еще сложный. И действительно, близ д. Лычники основательно застреваем …

Пока ребята вытаскивают увязшую технику, провожу «политработу», рассказывая о «прелестях» оккупации. Когда партизаны допекли фрицев «рельсовой войной» и диверсиями, те начали блокаду партизанского края войсками, снятыми с фронта. Едва начинался обстрел, жители лесных деревень тут же прятались в лесу. После одного из таких обстрелов, когда тушковцы возвращалась домой, каратели окружили их, отделили всех мужчин, подростков (которым на вид было 18 лет) и отправили в Рославль, добавив к ним парней из соседних Лычников. А через неделю стало известно, что все 27 арестованных были расстреляны ...
Через Лычники где еще «теплится» жизнь выбираемся на д. Егоровка. Она тоже из «огненных», но пока живая. Напомню, что эта восточная часть Ершичского района (за р. Ипуть) весной 1942г стала настоящим партизанским краем: была восстановлена Советская власть, колхозы, сельсоветы... Неслучайно, что позже, собрав значительные силы, враг зверствовал здесь с особой жестокостью, спалив многие деревни дотла … Здесь к нам присоединяется еще одна группа, а уже в Сукромле – другая. Так, весьма символично и наш отряд по мере укрепления превращался в своего рода «бригаду»!

Сукромля – родина Героя Советского Союза Бояринова Григория Ивановича, «отца» группы «Альфа», но не все об этом знают. Приходится восполнить пробел. 17-ти лет от роду он попадает в пехотное училище, а через два года, в 1941г младший лейтенант получает первую награду - медаль «За отвагу». В феврале 42-го его переводят в погранполк НКВД, чьи бойцы работали в диверсионных группах в глубоком тылу противника, так что более 2,5 лет готовил снайперов, диверсантов, сам не раз водил их за линию фронта. Однажды, дерзким налетом разгромил штаб дивизии, захватив важные документы и к медали добавился орден Красного Знамени...
После войны майор Бояринов окончил Высшую школу МГБ, затем адъюнктуру при военной академии им. Фрунзе, стал кандидатом военных наук, получил ученое звание доцента; полковником стал в 32 года - редкий случай в мирное время, тем более в КГБ! Работая старшим преподавателем тактики на спецкурсе в 1966/68гг, наравне со слушателями осуществлял тяжелые марши, давая фору молодым... Когда готовился уже было уйти в запас, предложили остаться, сославшись на мнение Андропова. Пришлось согласиться, тем более был намек, что придется заняться не совсем обычным делом. Эти «делом» и стало создание группы «А», получившей впоследствии название «Альфа» (таковые на Западе именовались «коммандос») ...

В декабре 79-го правительство Афганистана (ДРА) обратилось к нам с просьбой оказать срочную помощь и уже 27 числа Бояринов руководит операцией по штурму дворца Амина. Шквальный пулемётный огонь не дает поднять головы... Тем не менее наш земляк прорывается к резиденции и одним из первых проникает внутрь. А затем отдает приказ штурмовать 2-й этаж и делает то, от чего не раз предостерегал других – вырывается наружу прямо под перекрёстный огонь и поднимает ещё около 20 человек из мусульманского батальона... Они-то потом и решили исход операции… однако сам герой погиб. Он стал первым Героем Афганской войны ...

Возложив цветы на братскую могилу, где покоятся останки 61 защитника Родины, перенесенные сюда в 1956г со всей округи (имена к сожалению известны лишь 15 из них), по колдобинам бездорожья достигаем р. Вороницы, форсируем (на фото) эту «пограничную» реку (мост к счастью цел!) и останавливаемся на левом берегу, где нас давно ждут, изнывая под по летнему нещадным солнцем.
Это уже Брянщина. «Шумел сурово брянский лес…» - как раз про эти места, в чем мы скоро убедимся. Теперь с полным основанием можно утверждать о «втором рождении» Ворговской партизанской бригады, ведь наша колонна возрастает 12 единиц техники! Брянский отряд состоит из представителей Клетни, Прыщи и Лутны. Прямо на берегу вносим коррективы в план операции. Наши проводники - сукромляне братья Ильевы Сергей и Андрей (лесники) и Глава Лутенского с/поселения Диесперов И.Г. (кстати, тоже бывший егерь), прекрасно знающие все тропки вокруг, рекомендуют разделить силы и двигаться дальше двумя путями, поскольку такое количество техники грозит при сравнительно легком прохождении первых увязкой остальных машин.

И оказываются правы! Даже при разделении на два «батальона» приходится буксовать, помогая друг другу вытаскивать засевшие в грязи «по уши» (предыдущие дожди постарались) машины (одному квадроциклу все нипочем). Лесные-то дороги еще ничего – крепкие (надо только знать колею), а вот «полевые» хуже всего. Это раньше, при колхозах они были полевыми, теперь же, ельцинские «реформы» привели к тому, что бывшие плодородные поля вновь превратились в молодой березовый лес (природа берет назад когда-то отвоеванные у нее земли!) и прежние дороги через его густую поросль ветрами просто не провеваются. Двигаться по ним – одно мучение, особенно «Нивам». Вот это настоящий экстрим – ралли Париж-Дакар просто «отдыхает» ...

Но, никто не дрогнул, не отступил! Вот и наша цель – место расположения 5-й Ворговской бригады «Сталинград», о чем свидетельствует взметнувшийся ввысь белоснежный обелиск с ярко горящим орденом Отечественной войны. Дождавшись 2-й «батальон», едва переведя дух проводим свой, лесной митинг. В год 75-летия начала войны я просто не мог не прочесть свою балладу, посвященную этому событию. Она так и называется - «Война». То, что слушали ее наши «бойцы» (и взрослые и дети) не шелохнувшись вовсе не преувеличение, ведь здесь в поэтических строках симбиозом всплыли кровавые события как страшного прошлого так и трагического настоящего… Ну а затем перешел к прозе.
После Понятовки, радость партизанской победы омрачил вид своего лагеря - размещавшийся близ хутора Лузганки, он был уничтожен прочесывавшими лес карателями. Спасибо, лесник Анодин подыскал удобное место для новой базы - ее построили быстро, с ходу окрестив Лесоградом: большие землянки (каждая - на целый взвод) тянулись ровными рядами так, что выделялись «улицы»: им. Сталина, Кирова, Маркса, Интернационала. Для обогрева сложили печи, а для обороны создали линию земляных укреплений. В отдельной землянке устроили баню, в другой – пекарню, была и своя типография ...
Кстати, «переселение» совпало с получением приказа о реорганизации в 5-ю Ворговскую бригаду. В эти дни на берегах Волги можно сказать решался исход войны и партизаны всячески мешали переброске туда вражеских грузов, живой силы. Самой дерзкой и грандиозной стала операция по разгрому железнодорожной станции Пригорье 5 ноября 1942г. Успех был таким, что о нем немедленно доложили самому Сталину! А вскоре нагрянули каратели, пытаясь блокировать Клетнянский лес и очистить его от «бандитов» ...
В течение двух дней шли тяжелые бои... Помогало то, что в лесу партизаны чувствовали себя как дома, нанося удары из разных мест, «не по правилам». В азарте боя ротный Ларин воскликнул: «Ребята, мы бьемся, как на фронте за Сталинград!», что мигом облетело весь лагерь и партизаны загалдели: «Не отдадим фрицам наш Сталинград» … Еще два дня безуспешного наступления вынудили фашистов покинуть и лес, и окрестные деревни. Но 15 декабря к лесу вновь двинулись каратели: из Рославля, Дубровки, Жуковки - по данным разведки, свыше 30тыс солдат, полицаев, власовцев. И вновь враг получил достойный прием! Но на сей раз силы были далеко не сопоставимы и темной морозной ночью, бесшумно, наша бригада снялась и к рассвету была уже в глубоком тылу врага …
Ознакомив всех с героической историей лагеря и суровыми партизанскими буднями, передаю слово другим, желающим высказаться, и в первую очередь хозяевам – клетнянцам.
Председатель Клетнянского районного общества охраны памятников Немцов В.Л. (бывший учитель и директор) знакомит собравшихся с военной историей района. Отмечая огромный вклад в дело Победы партизан различных соединений, действовавших на его территории в годы войны, особенно 5-й Ворговской бригады, краевед в благодарность за организацию столь значимого мероприятия республиканского уровня вручает нам на память несколько экземпляров своей книги «Тропою партизан» и копии некоторых архивных документов.

Не преминули выступить также Глава Ершичского района Серенков К.Н. и Глава Лутенского с/поселения Диесперов И.Г. (на фото 3-й и 4-й слева), высказав слова признательности всем участникам этого беспримерного «боевого похода» за проявленные стойкость и мужество, за сохранение Памяти о нашем славном боевом прошлом! А настоятель Свято-Владимирского храма пгт Клетня отец Александр отслужил панихиду по упокоенным в братской могиле героям. В безмолвном почтении (в том числе правнук одного из покоящихся здесь партизан – Квардина П.Т., приехавший из далекой Пензы) внимали мы этому священнодействию, осеняя себя крестным знамением ...
Ну а затем – традиционное возложение цветов и венков, короткий привал, и продолжение маршрута. Не рискнув двигаться обратно тем же путем, направляемся круто на северо-восток. Наши проводники – последователи того самого дядьки Романа (лесника Анодина) уверенно ведут вперед. Но и здесь далеко не сахар – вскоре застреваем в одной из низин (и таких непредвиденных остановок будет еще не одна, особенно когда выберемся на берег Вороницы!). Конечно, будь у нас лошади, как у партизан, да по дорогам, содержащимся в порядке колхозами, было бы сто крат легче (да и быстрее). Но, времена, увы, не те …

Сердце кровью обливается, когда вдруг узнаёшь, что красивый густой березняк, плотно прилегающий к дороге (цепко взяв ее в тиски), на самом деле… бывшие плодородные колхозные поля. Природа, увы, берет своё, и даже в голову не придет, что вот здесь всего лет 20 тому назад колосилась рожь, а здесь – пшеница, там - ячмень, овес, здесь была молочно-товарная ферма, тут – склад, а там - деревня… И вовсе не Мамай все это сотворил, а мы сами… Что же это за «реформы» такие и как теперь все бездумно порушенное возродить?!

Поколесив по лесному бездорожью Дубровского района осматриваем бывшую деревню с необычным именем Хатен. И название мистическим образом не обманывает – судьба ее сродни знаменитой Хатыни, только что масштабы поменьше - летом 1942г фашисты сожгли и ее. Жители же, выкопав землянки, остались в родной деревне, помогая партизанам... По доносу, 7 марта 1943г пришли каратели и 27 ни в чем не повинных людей (женщины, старики, дети, в т. ч. грудные!) погибли в одночасье. Расстреливали целыми семьями: Алхименковых (Иван, Анастасия и 4 детей), их невестку Анну с двухмесячным сыном, Рябишевых (Михаил, Татьяна и четверо детей), Бондаревых (Ми¬хаил, Матрена и трое детей) ...

После войны д. Хатен так и не возродилась, о ней напоминает лишь скромный обелиск. А вот в соседнем селе Семенцы трагедия произошла похлеще (мы специально завернули сюда). Этого села тоже давно нет на карте и напоминают о нем разве что одичавшие яблоньки, да массивный монумент (по свежей краске и убранной территории видно, что, хотя и далековато от «цивилизации», его не забывают).

Процветающее до войны, в ее годы село горело дважды. Тогда же, в 42-м, во время летнего «гона» на партизан его сожгли, но жителей не тронули - каратели хотели лишить партизан поддержки, уничтожая лесные деревни и запретив селиться на пепелище. Но и здесь люди вернулись, вырыли землянки и по прежнему помогали лесным мстителям... А весной 1943г (цинично к 8 марта) тот самый карательный отряд устроил в Семенцах «праздничек» (5-я Ворговская бригада тогда была много южнее, под с. Каменец, так что жителей никто не предупредил). Беззащитных стариков, женщин, детей (до 148 человек!) загнали в полуразрушенный колхозный амбар с тремя уцелевшими стенами, а с четвертой стороны поставили пулеметы, и облив стены бензином, подожгли... Тех, кому удавалось истошно крича выбраться из огня, встречали пулеметные очереди… Выжить чудом удалось лишь одному. Затаившись, сидел он в овраге, слыша душераздирающие крики горящих заживо... Когда все стихло, ночью пробрался в соседнюю деревню, а вскоре сошел с ума ...

И вновь отец Александр читает панихиду, в почтении мы возлагаем цветы к подножию памятника, стоящего на том самом месте… и потрясенные увиденным, теперь уже развернувшись на юго-запад, вдоль потрясающей красоты берега Вороницы держим курс на Смоленщину, сожалея о колхозном строе, когда проехать можно было напрямик, теперь же – далеко в объезд (слава Богу, этот единственный мост еще сохранился). Путь трудный... Его усложняет подкравшаяся неожиданно темнота... Двигаемся крайне медленно, в свете фар то и дело вытаскивая буксующие машины, достигаем наконец моста. Все очень устали... Дети спят вповалку на душистых еловых «лапах» в своем «66-м» ...

Да… такие приключения им, лишенным пионерского детства, запомнятся надолго, и Память их, думаю, сохранит все увиденное и услышанное, передавшись последующим поколениям. Ну а мы, тепло распрощавшись с клетнянцами, теперь уже «с ветерком» отправляемся на север – домой!